Охота на ведьм и психиатрия, которой не было

 

Сюжет с изменением отношения к ведьмам и колдунам востребован тогда, когда нужно продемонстрировать переход культуры с одной ступени развития на другую, более высокую. Явление, когда-то считавшееся влиятельным, не просто потеряло влияние, но опустилось в разряд смешных и глупых выдумок.

 

В описании этой культурной трансформации часто повторяется одна историческая ошибка. Переход от донаучного к научному пониманию феномена ведьм связывают с появлением медицинской психологии. Аномалия психики, за которую раньше наказывали, как за грех и преступление, с какого-то момента переместилась в сферу ответственности врачей-психиатров. Прогресс перепоручил ведьм психиатрии, уведя их с территории религии и права.

 

Read More

Гендеры Трампа: биологический детерминизм vs. социальный конструктивизм

 

В США разразился новый скандал: журналистам издания New York Times удалось получить копию внутреннего меморандума Департамента здравоохранения и социальных услуг. В нем говорится, что правительственные агентства должны выработать однозначное юридическое определение пола «на биологических основаниях, имеющих объективный научный базис». Департамент здравоохранения предлагает определять пол как неизменную характеристику, основанную на наборе половых органов, с которыми тот или иной человек появился на свет. Любые спорные ситуации должны будут разрешаться путем генетического анализа.

Read More

Психиатрия Галена

 

 Древнеримский врач греческого происхождения Гален (129–200/216) довольно много писал о душевных болезнях. Правда, на древнюю психиатрию взгляды Галена повлияли слабо, и всерьез этой стороной его наследия занялись лишь в 1970 гг [1]. В современной поп-психологии отголоски галеновской философии души проявляют себя в системах вроде теории личности Айзенка и им подобных классификациях людей по темпераменту.

 

Значение Галена в истории психиатрии определяется не объемом текстов о душевных заболеваниях. Обращаясь к болезням, которые в наши дни относятся к сфере психиатрии, Гален встречает проблемы, не теряющие актуальность по прошествии многих столетий. Там, где медицина соприкасается с философскими вопросами, рассуждения Галена о психике созвучны рефлексиям современных психиатров. Для Галена близость философии и медицины принципиально важна. В этом его отличие от тех врачей, кто беспрекословно принимает обычную антропологическую модель, делящую человека на тело и душу. Для прояснения слабостей этой модели, заметно влияющей на психиатрическую практику, полезно обратиться к древним авторам, занимавшимся философией медицины.

 

Read More

В ожидании гомункула

 

Наш постоянный автор рубрики “Философия нейронаук” Дмитрий Филиппов написал рецензию на книгу “Что мы думаем о машинах, которые думают: Ведущие мировые ученые об искусственном интеллекте”, отрывок из которой мы уже публиковали ранее. В статье рассуждается о важнейших характеристиках человеческого сознания и перспективах искусственного интеллекта стать его лучшей копией (или не стать). 

 

Образу искусственного интеллекта (ИИ) в поп-культуре свойственна зловещая загадочность. В нем мерещатся угрозы и неописуемые осложнения, сделающие пребывание человека в этом мире кошмарным повторением антиутопий. Вызывая на разговор о такой мрачной поп-культурной фантазии, интеллектуалов приглашают поучаствовать в игре, придуманной довольно поверхностными умами. Поэтому в большинстве статей этой книги чувствуется характерная интонация эксперта, которому предложили прокомментировать общераспространенную глупость. В особенности громко звучит эта интонация в текстах, чьими авторами являются люди, наиболее оптимистично настроенные в отношении ИИ – физики. В их представлении тема ИИ никак не связана с популярными стереотипами, тем сложнее им давать отзыв на концепцию страшного, человекоубийственного ИИ, принятую у простонародья.

 

Read More

Ганс Аспергер и расовая гигиена

 

В прошлом месяце в журнале Molecular Autism вышла статья историка Herwig Czech с громким  названием «Ганс Аспергер, национал-социализм и «расовая гигиена» в нацисткой Вене». Автор статьи привёл доказательства того, что мнение о том, будто известный детский психиатр был рьяным противником национал-социализма, не подкреплено документальными доказательствами. Более того, он был повинен в убийстве некоторых из них.

 

История изучения деятельности Ганса Аспергера в нацисткой Германии началось с того, что в 1991 году вышла книга авторства Uta Frith, одна из глав которой была посвящена синдрому Аспергера («аутистическая психопатия», «шизоидное расстройство детского возраста»), а также самому психиатру. В ней лишь вскользь упоминалось о его работе во время нацистского режима. В книге сообщается, что Ганс Аспергер относился к детям, страдающим аутистической психопатией, с сочувствием, в отличие от общества, которое считала их просто «несносными» и «неправильными». Uta Frith защищала Ганса Аспергера от обвинений в содействии нацизму. Другой автор, Brita Schirmer, была одной из первых, кто рассказал в своей статье о деятельности Ганса Аспергера во времена национал-социализма. В ней автор тоже считала, что он покровительствовал своим пациентам. Этот вывод Brita Schirmer сделала, прочитав книгу Ганса Аспергера «The mentally abnormal child».

Read More

Ботаническая модель в психиатрической нозологии

 

В истории психиатрических классификаций часто встречаются метафоры. Одна из самых влиятельных метафор – сравнение болезней с растениями, которые, как известно, находятся друг с другом в определенном родстве той или иной степени близости. Ботаническая метафора стала широко использоваться со времен Просвещения и сильно повлияла на представление о характере отношений между болезнями.

 

Ботаника стояла в авангарде научной работы по созданию классификаций природных явлений. В период 1623-1704 гг. количество растений, получивших научное описание, выросло в три раза и достигло почти 19 тыс. Ботаническая таксономия стала образцом для всех систематических описаний чего бы то ни было.

 

Read More

Психофармакологический кальвинизм

 

Нечасто в психиатрическом дискурсе встретишь богословский термин. Один из таких редких случаев – выражение “фармакологический кальвинизм”, использованное американским психиатром Джеральдом Клерманом в небольшой статье “Психотропный гедонизм и фармакологический кальвинизм”. Статья была опубликована в 1972 г., и в начале 2018 г. Google scholar находит 91 цитирование этого текста.

 

Слово “кальвинизм” употреблено автором статьи совершенно не к месту. То, что он описывает, называется по-другому, кальвинизм здесь не при чем, но об этом позже. Для начала несколько слов о контексте, в котором родился термин.

 

На тот момент (кон. 1960 гг. – нач. 1970 гг.) в США главной точкой прибыли фармкомпаний стали психотропные препараты. Самая большая доля на этом рынке принадлежала “малым транквилизаторам”, т. е. средствам против тревожности. Новые препараты стали культурным феноменом, привлекшим внимание людей, не связанных напрямую с психиатрией. Характер действия транквилизаторов некоторым показался небезупречным с этической точки зрения. В профессиональном кругу и за его пределами высказывалось мнение о том, что широкое применение транквилизаторов говорит о моральном кризисе общества.

Read More

Настроение – это очень важно

 

В историческом прошлом психиатрии нетрудно заметить одну методологическую особенность, влиявшую на практику врачей и направлявшую мысль теоретиков. Особенность – в том, какое большое значение всегда придавалось человеческой рациональности.

 

В русском языке присутствие этого методологического уклона выдает народное название патологического процесса – “сойти с ума”. Соответственно больной человек – “сумасшедший”, “безумный”, “умалишенный”, “полоумный”. На изъян в разумности пациентов указывает то, что психиатрическую больницу называют “дурдомом“, т. е. домом, где живут те, кто “сдурел”, чей ум катастрофически ослаб.

 

Read More

Психопатология позднего средневековья

 

Распространено представление о том, что в Средние века все разговоры о психических болезнях сводились к теме одержимости бесами. Это не совсем так. В Средние века подход к психопатологиям был шире и сложнее. В основном историки науки изучают тексты о психических заболеваниях, написанные в раннем или Высоком средневековье. О позднем средневековье вспоминают редко, считая, что авторы этого исторического периода увлеклись бесплодными дискуссиями и ничего толкового, в отличие от своих предшественников, не написали.

 

В позднем средневековье были философы, обращавшиеся к теме психопатологий. Например, Николай Орем (1323-1382), французский ученый, епископ города Лизье. Еще один французский богослов, оставивший тексты на эту тему,  – Жан Жерсон (1362-1429). До них о проблемах с психикой писал польский ученый, обучавшийся в Париже, Витело (1237-ок.1280).

 

Read More

Нейронаука: нужно ли “убивать”, чтобы вылечить?

 

В эпиграфе, который Деннет добавил к одной из первых глав “Объясненного сознания”, есть строфа Вордсворта со словами “We murder to dissect” (“Мы убиваем, чтобы разъять на части”). Все цитируемое стихотворение – о том, что хватит читать книги, в них все равно нет истинной мудрости. Лучше пойти погулять в лес. Рациональное познание мира не даст того, что дает общение с природой. В рациональном методе скрыта парадоксальная угроза – чтобы понять что-либо, например человека, приходится “убивать” его, уничтожать его необъяснимую красоту, разделяя уникальную целостность на мелкие части. По-другому машина рационального понимания мира не работает. Это беспокоит поэта и он предлагает свой вариант – интуитивное, осязательное восприятие истины, которая, по вере поэтов и не только поэтов, вложена в природу, окружающую человека.

 

Научный метод безоговорочно рационален. В этом его сила и в этом причина распространенности художественного образа “безумного ученого”, воплощающего один из общественных страхов – страх избыточной рациональности, вредящей не только моральному чувству, но и здравому смыслу.

 

Read More