Ганс Аспергер и расовая гигиена

 

В прошлом месяце в журнале Molecular Autism вышла статья историка Herwig Czech с громким  названием «Ганс Аспергер, национал-социализм и «расовая гигиена» в нацисткой Вене». Автор статьи привёл доказательства того, что мнение о том, будто известный детский психиатр был рьяным противником национал-социализма, не подкреплено документальными доказательствами. Более того, он был повинен в убийстве некоторых из них.

 

История изучения деятельности Ганса Аспергера в нацисткой Германии началось с того, что в 1991 году вышла книга авторства Uta Frith, одна из глав которой была посвящена синдрому Аспергера («аутистическая психопатия», «шизоидное расстройство детского возраста»), а также самому психиатру. В ней лишь вскользь упоминалось о его работе во время нацистского режима. В книге сообщается, что Ганс Аспергер относился к детям, страдающим аутистической психопатией, с сочувствием, в отличие от общества, которое считала их просто «несносными» и «неправильными». Uta Frith защищала Ганса Аспергера от обвинений в содействии нацизму. Другой автор, Brita Schirmer, была одной из первых, кто рассказал в своей статье о деятельности Ганса Аспергера во времена национал-социализма. В ней автор тоже считала, что он покровительствовал своим пациентам. Этот вывод Brita Schirmer сделала, прочитав книгу Ганса Аспергера «The mentally abnormal child».

Читать далее…

Ботаническая модель в психиатрической нозологии

 

В истории психиатрических классификаций часто встречаются метафоры. Одна из самых влиятельных метафор – сравнение болезней с растениями, которые, как известно, находятся друг с другом в определенном родстве той или иной степени близости. Ботаническая метафора стала широко использоваться со времен Просвещения и сильно повлияла на представление о характере отношений между болезнями.

 

Ботаника стояла в авангарде научной работы по созданию классификаций природных явлений. В период 1623-1704 гг. количество растений, получивших научное описание, выросло в три раза и достигло почти 19 тыс. Ботаническая таксономия стала образцом для всех систематических описаний чего бы то ни было.

 

Читать далее…

Психопатология позднего средневековья

 

Распространено представление о том, что в Средние века все разговоры о психических болезнях сводились к теме одержимости бесами. Это не совсем так. В Средние века подход к психопатологиям был шире и сложнее. В основном историки науки изучают тексты о психических заболеваниях, написанные в раннем или Высоком средневековье. О позднем средневековье вспоминают редко, считая, что авторы этого исторического периода увлеклись бесплодными дискуссиями и ничего толкового, в отличие от своих предшественников, не написали.

 

В позднем средневековье были философы, обращавшиеся к теме психопатологий. Например, Николай Орем (1323-1382), французский ученый, епископ города Лизье. Еще один французский богослов, оставивший тексты на эту тему,  – Жан Жерсон (1362-1429). До них о проблемах с психикой писал польский ученый, обучавшийся в Париже, Витело (1237-ок.1280).

 

Читать далее…

Советские психогигиенисты и гипердиагностика 1930 гг.

 

Мировая тенденция, которая начинает разворачиваться с 1890 гг., вывела психиатрию из мрачных приютов для душевнобольных, которые, строго говоря, не воспринимались как собственно медицинские заведения. Психиатрия стремилась не только утвердиться в статусе полноценной (“такой же как другие”) медицинской дисциплины и изменить устаревшие внутренние порядки. Движение вовне, в мир, за пределы, обозначенные оградой стационара, отражало новые амбиции врачей-алиенистов.

 

Это было не только движение прочь от специфики режимных учреждений к практике, менее удаленной от мира обычных людей. Одновременно с организационными границами психиатрия расширяла представление о предмете своего внимания. Компетенция психиатра расширялась параллельно с обмирщением его ремесла и более надежным закреплением психиатрии в круге медицинских специальностей. Психиатры начинают заниматься новыми типами людей: серийные убийцы, сексуальные девианты, алкоголики, дети с проблемами в поведении, ветераны войн.

 

Узкие возможности стационаров вызывали все более сильное разочарование. Качественного изменения в лечении предстояло ждать еще полвека, до психофармакологической революции 1950 гг. Психлечебницы функционировали как альтернативы тюрьмам, с присущей репрессивным институтам жестокостью.

 

Читать далее…

Вялотекущие репрессии

 

18 октября 1991 года был принят российский закон о реабилитации жертв политических репрессий. Статья 3 этого закона содержит первое официальное признание факта насильственной госпитализации инакомыслящих. Появилась возможность перевернуть одну из самых чёрных страниц в истории медицины – использование психиатрии в карательных целях.

 

Читать далее…

Качели Кокса

 

Так называемые Качели Кокса – метод лечения в психиатрии, оставшийся в далеком прошлом. Во время использования эффективность, а также морально-этический аспект применения Качелей широко обсуждались в профессиональной среде и за ее пределами. Осталось довольно много описаний клинических случаев, в которых упоминается раскачивание на качелях как метод лечения “маньяков, меланхоликов и идиотов”.

 

Читать далее…

Психика в кино в 1950-1970 гг.

 

1950-70 гг. – время значительных изменений в психиатрии. Осваиваются новые методы лечения, наука о психике обогащается знаниями, психологи и психотерапевты ищут более эффективные подходы к психоэмоциональным проблемам. Параллельно с этими процессами в медицине, в кинематографе растет популярность жанров и сюжетов, связанных с погружением в причудливый мир разнообразного психического опыта человека: фильмы ужасов, триллеры, фантастика. Новые концепции психиатрии влияют не только на собственно медицинскую практику, но и на культурные стереотипы и темы в искусстве.

 

Параллельная история психиатрии и англо-американского кино 1950-1970 гг выглядит так:

 

Читать далее…

10 самых важных изменений в психиатрии после Второй мировой войны

 

Американский историк Марк Микейл решил выяснить, какие события в психиатрии после 1945 г. можно назвать самыми главными. Собственных знаний и мнений своих коллег ему было недостаточно. Анализ частотности тех или иных тем в базах данных типа PubMed тоже не помог. Тогда он принялся составлять топ-10 событий в психиатрии другим способом.

 

Читать далее…