Глюкокортикоиды, выделяющиеся под действием адренокортикотропного гормона (АКТГ) в ответ на активацию ГГН-оси, оказывают значительное влияние на головной мозг. В норме, помимо периферического действия глюкокортикоидов на метаболизм и иммунитет организма, они обладают центральными эффектами: регулирование выживаемости нейронов, нейрогенез, влияние на размер гиппокампа, формирование новых воспоминаний и эмоциональной оценки событий, являясь ключевым звеном между стрессом и функционированием мозга.

 

Однако хроническое воздействие глюкокортикоидов повышает риск развития не только абдоминального ожирения, остеопороза и кардиоваскулярных заболеваний, но и оказывает нейротоксическое действие. При этом особо чувствительны клетки гиппокампа, из-за чего в них происходит потеря глюкокортикоидных рецепторов (ГКР) с последующим растормаживанием ГГН-оси и увеличением кортикостероидной стимуляции.

 

В связи с этим, у пациентов с депрессией наблюдается достоверное снижение объёмов гиппокампа. Степень уменьшения гиппокампа прямо пропорциональна количеству и продолжительности предшествующих депрессивных эпизодов, а также обшей длительности заболевания. При этом размеры гиппокампа не восстанавливаются в ремиссии, что согласуется с данными о сохранении когнитивных нарушений у пациентов после выхода из депрессивного эпизода.

 

Эти данные имеют потенциально важное значение для «киндлинг»-гипотезы, т.к. степень уменьшения размеров гиппокампа прямо пропорционально количеству и продолжительности предшествующих депрессивных эпизодов, а также общей длительности заболевания. Таким образом, каждый эпизод депрессии повышает чувствительность гиппокампа, оставляя на нём определённый «шрам», тем самым увеличивая риск формирования депрессии.

 

Повышенный уровень глюкокортикоидов также приводит к активации микроглии, атрофии пирамидных нейронов, а также снижению уровня синаптических протеинов, таких как PSD95 (postsynaptic density) и synapsin I (белок из семейства нейроноспецифичных фосфопротеинов) в префронтальной коре, где развиваются нейродегенеративные процессы, что напрямую связано с когнитивным снижением. Не менее стресс-чувствительный регион – передняя часть поясной коры, уменьшение объёма которой также достоверно наблюдается у пациентов с депрессией.

 

Повышение уровня кортизола также приводит к росту активности МАО-А, из-за чего в головном мозге снижается уровень норадреналина и серотонина, что подтверждается нейровизуализационными исследованиями МАО-активности и хорошо согласуется с моноаминовой гипотезой депрессии.

 

Однако в надпочечниках синтезируется не только кортизол, но нейроактивный стеройд дегидроэпиандростерон, уменьшение уровня которого также тесно связано с патогенезом депрессии. В отличие от кортизола, обладающего катаболическими функциями, ДГЭА обладает в нервной системе анаболическими, регенерирующими, а также нейропротекторными функциями, которые могут быть опосредованы воздействием нейротрофического фактора мозга (BDNF) и гамма-аминомаслянойкислоты (ГАМК).

 

Помимо этого, одним из интересных свойств ДГЭА является влияние на 11-бета-гидроксистероиддегидрогеназы (ферменты, катализирующие преобразование кортизола в кортизон), что способствует снижению уровня кортизола. Соответственно соотношение кортизола и ДГЭА предлагают считать более точным отражением глюкокортикоидной активности у пациентов с депрессией, в сравнении с уровнем каждого из этих гормонов в отдельности, а повышение соотношения кортизол/ДГЭА было предложено в качестве потенциального маркёра депрессии

 

Источник: Касьянов Е.Д., Мазо Г.Э. Функционирование гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси при депрессии: актуальное состояние проблемы. // Журнал Психическое здоровье. – 2017. — №8. – С. 27 – 34.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.