«Дело врачей»: психиатры в фокусе

Новости

 

В 2017 г. почти на 1800 врачей были заведены уголовные дела. Под данным Vademecum, это, примерно, в 2 раза больше, чем в 2016 г. Наибольший резонанс получило дело врача-гематолога Елены Мисюриной, которую осудили в январе 2018 г. на 2 года колонии по статье об оказании услуг ненадлежащего качества. Суд решил, что из-за ее ошибки умер пациент. Сама Мисюрина настаивала на своей невиновности. Коллеги Мисюриной назвали приговор несправедливым, упрекнув Следственный комитет в попытке провести кампанию против врачебных ошибок. Многие московские врачи и целые больницы выступили в поддержку Мисюриной. Вице-мэр Москвы по социальным вопросам, заслуженный врач России Леонид Печатников заявил о «чудовищной судебной ошибке» в деле Мисюриной: «Наиболее абсурдным мне кажется то, что она осуждена по статье, которая предусматривает умысел, это вообще беспрецедентно».

 

Подобные спорные уголовные дела открываются и на врачей-психиатров. Более того, они получают за них реальные сроки. Так, В Исполком Российского общества психиатров (РОП) обратилась осуждённая по одному из таких дел врач-психиатр из Астрахани Ольга Андронова, в защиту которой впоследствии выступила Комиссия РОП по правовым вопросам:

 

Письмо

 

Уважаемые коллеги

 

Обращаюсь к Вам за помощью и восстановлением справедливости.  Меня, врача – психиатра приемного отделения ГБУЗ АО «ОКПБ» незаконно осудили и вынесли приговор от 27.12.17 г. по ч. 2 ст. 128 УК РФ («Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, если оно совершено лицом с использованием своего служебного положения либо повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия).  Кировский районный суд г. Астрахани назначил мне наказание «2 года лишения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью на 2 года».

 

До последнего момента я верила, что приговора не будет, что нет состава преступления. Ведь и следователь 5 раз направлял постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.  Я профессионально, оперативно и в полном объёме выполняла свою работу, строго руководствуясь ст. 29 Федерального закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», а также принципами этики, деонтологии и врачебным долгом.

 

В ночь с 19.02.16 г. на 20.02.16 г. в приемное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ» была доставлена гражданка Б. Ее привезли сотрудники бригады скорой специализированной психиатрической помощи в составе: врач-психиатр, фельдшер и санитар. Я ознакомилась с сопроводительными документами, а именно талоном врача, где было описано неадекватное, болезненное состояние гражданки Б. Выставлен синдромальный диагноз «Аффективно – бредовый синдром». Врач-психиатр скорой помощи сообщил мне, что вызывали «скорую» дочери, что осмотр осуществился в присутствии сотрудников полиции. Мне были представлены два заявления обеих дочерей. В них указывалось, что гражданка Б. в течение 5 лет вела себя неадекватно, конфликтовала, обещала «лишить материнства и имущества», «избивает… бабушку», писала заявления на дочерей в разные инстанции, в том числе и в полицию, угрожала физической расправой дочерям и внукам. Мною был сделан вывод о непосредственной опасности гражданки Б. для окружающих. Угрозы физической расправой целой группе лиц, а именно двум дочерям и пятерым малолетним детям (2001 г.р., 2005 г.р., 2007 г. р., 2010 г. р., 2014 г.р.) я восприняла реально. Правом проверки достоверности заявлений на тот момент как врач психиатр я не обладала!

 

После анализа сопроводительных данных я приступила к беседе с гражданкой Б., которая длилась около часа. Контакт с ней был затруднен вследствие ее возбужденного состояния. Высказывания были отрывочными, не всегда понятными. Гражданка Б. громко кричала, высказывала идеи отношения в адрес дочерей. Основываясь на Международную классификацию болезней и психическое состояние пациентки, имеющиеся у нее на момент осмотра психические отклонения мною были расценены как признаки тяжелого психического расстройства. А именно:

 

  • В контексте заявлений дочерей гражданки Б. – бредового регистра (бред отношения) «дочь – приемная», «дочери избили свою бабушку, порезали ее»;
  • Аффективного спектра – «тревожна, беспокойна, громко кричит»;
  • Расстройства мышления – «ускоренный темп», непоследовательность высказываний;
  • Выраженная реакция Б. в связи с процедурой недобровольного освидетельствования и недобровольной госпитализации могла расцениваться как «отсутствие критики».

 

На основании беседы, наблюдения за поведением и реакциями гражданки Б. в приемном отделении ГБУЗ АО «ОКПБ» мною был выставлен предварительный диагноз F20.00. Параноидная шизофрения. Аффективно – бредовый синдром. Располагая данными осмотра, сопроводительных документов (заявление 2-х дочерей, осмотр врача-психиатра бригады скорой психиатрической помощи), личными объяснениями врача-психиатра бригады скорой психиатрической помощи и двух дочерей, приехавших в приемное отделение ГБУЗ АО «ОКПБ», я была обязана в установленный законом короткий срок принять решение о необходимости недобровольной госпитализации гражданки Б. в психиатрический стационар.

 

Так же недобровольная госпитализация гражданки Б. в психиатрический стационар на момент моего осмотра была необходимой мерой ее изоляции (Во избежание трагедии, ведь речь шла о здоровье и жизни 5 малолетних детей!) для наблюдения за ее психическим состоянием. Так же данная мера была полностью осуществлена в правовом поле Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

 

Необходимо отметить, что неоказание помощи больному без уважительных причин ст. 124 УК РФ влечет за собой уголовную ответственность!

 

Хочу обратить внимание на то, что мое решение как врача приемного отделения о недобровольной госпитализации гражданки Б. в стационар не являлось окончательным. Она подлежала пребыванию в стационаре до ее комиссионного осмотра врачами-психиатрами в течение 48 часов. Данная процедура напрямую предусмотрена упомянутым законом.

 

В этой связи приговор считаю незаконным, необоснованным и не соответствующим материалам дела. Надеюсь, что моя ситуация привлечет Ваше внимание. Уверена на восстановление своей профессиональной репутации, так как не представляю жизни вне своей профессии!

 

Ольга Андронова 
20.01.2018

 

Комментарии к  обращению О. Андроновой

 

Комиссия РОП по Правовым вопросам, рассмотрев ряд предоставленных документов, касающихся приговора суда, следующим образом прокомментировала полученное обращение:

 

Следует отметить  отсутствие юридических оснований для предъявления обвинений дежурному врачу приемного покоя в необоснованной недобровольной госпитализации в ПБ.  Не было самого факта недобровольной госпитализации: Б. была доставлена СПП в приемный покой в  возбужденном состоянии, имелись указания, что она высказывала угрозы в адрес своих близких (в том числе детей).  Описанное является достаточным основанием для того, чтобы оставить ее в стационаре на период, определенный законом, для решения вопроса, нуждается ли она в недобровольной госпитализации (НГ).  Через 12 часов в соответствии со ст.32 ФЗ « О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее Закон) она была осмотрена комиссией врачей психиатров, которые не нашли оснований для недобровольной госпитализации, и Б. была выписана. Т.о., факта недобровольной госпитализации не было. Дежурная врач не обращалась в суд с заявлением  об оформлении Б. недобровольной госпитализации. Дежурный врач по положению не вправе принимать решение о НГ. Эти полномочия по Закону имеет только комиссия врачей психиатров. Дежурная врач действовала исключительно  в порядке своих должностных обязанностей, оставив Б. для наблюдения и дальнейшей оценки ее  состояния.  Законом предоставляется врачам психиатрам  48 часов  для сбора необходимых данных, уточнения клинико-психопатологического состояния лица, диагноза, а также определения соответствия характера и степени тяжести психических расстройств  критериям недобровольной госпитализации, определенным  ст.29 Закона.  Представляется, что судом допущена правовая ошибка: дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела. Дежурный врач не является субъектом преступления, предусмотренного  ч. 2 ст. 128 УК РФ.  Желательно разместить на сайте РОП  комментарии данного случая, а также направить аргументированное письмо в адрес  Прокуратуры и Адвокатской Палаты Астрахани с ходатайством пересмотреть вынесенное судом решение.

 

Комиссия РОП по правовым вопросам
22.01.2018

 

Комментарий ПиН

 

Случай, описанный выше, к сожалению не единичный – как писалось выше, уголовных дел против врачей стало заводиться в 2 раза больше. Справиться с такой машиной, называемой СК РФ, в одиночку без грамотного адвоката, без поддержки профессионального сообщества и без внимания СМИ – почти невозможно. На наш взгляд, учитывая заключение Комиссии РОП по правовым вопросам, в котором говорится, что судом допущена правовая ошибка, врачу-психиатру Андроновой Ольге должны оказать самую активную поддержку как РОП, так и проф.союзы врачей. Наше же задача – обеспечить этому делу огласку.

 

Потому что никто из нас не застрахован от того, что на месте Ольги Андроновой не окажется ваш коллега или вы сами.

 

Подписать петицию в поддержку врача-психиатра Ольги Андроновой можно по ссылке

 

 

Подготовил: Касьянов Е.Д.