Изучен эффект блокады дофаминового D2/3 рецептора на когнитивные функции

Роль дофаминергической системы в модуляции когнитивных функций в префронтальной коре и полосатом теле хорошо изучены. Не смотря на то, что дофаминовые D2 рецепторы имеют более низкую плотность в префронтальной коре, чем D1, именно D2 рецепторы имеют большое значение для таких регуляторных (executive) функций, как планирование и пространственная рабочая память. Однако исследования, которые изучали нарушение данных функций с использованием селективного блокатора D2/3-рецепторов сульпирида, дали непоследовательные результаты, возможно, потому, что тогда были использованы относительно низкие дозы.

 

В новом исследовании учёные из Великобритании впервые исследовали влияние более высокой разовой дозы (800 мг) сульпирида, а также генетической вариации дофаминового D2-рецептора (полиморфизм D2 Taq1A) в отношении планирования и рабочей памяти. В исследовании принимало участие 78 здоровых добровольцев мужского пола, которые были разбиты на группу контроля, которая получила плацебо, и группу мужчин, принимавших сульпирид. Результаты оценивали с помощью Cambridge Neuropsychological Test Automated Battery One-Touch Stockings of Cambridge.

 

Добровольцы в «сульпиридной» группе показали значительные нарушения в точности планирования и в решении задач на пространственную рабочую память. Стоит отметить, что те добровольцы, у которых наблюдалась одна копия аллеля полиморфизма дофаминового D2-рецептора Taq1A, продемонстрировали лучшую способность пространственной рабочей памяти, независимо от того, получали они сульпирид или плацебо.

 

Во время исследования когнитивных функций не наблюдалось никакого влияния сульпирида на кровяное давление, частоту сердечных сокращений или субъективную седацию, которые бы могли помешать выполнению тестов. В целом, учёные заключили, что более высокая разовая доза сульпирида снижает регуляторные функции (пространственную рабочую память и планирование) независимо от полиморфизма дофаминового D2-рецептора Taq1A.

 

Комментарий: Данное исследование представляет особый интерес, т.к. в последние годы тема нейрокогнитивного дефицита при шизофрении представляется очень популярной (даже слишком) в научной среде. Не смотря на прямое лобирование включения в DSM-5 критериев нейрокогнитивного дефицита для шизофрении, они не были приняты в связи с трудностью дифференциальной диагностики подобных явлений. Настоящие исследование ещё раз подтверждает данное возражение, т.к. даже без наличия выраженной седации, экстрапирамидной симптоматики и т.п. происходит снижение когнитивных функций в связи с блокадой дофаминовых рецепторов. Поэтому говорить о каких-то “специфичных” биомаркерах, связанных с когнитивным профилем шизофрении, увы, пока не приходится.

 

Подготовил: Касьянов Е.Д.

 

Источник: M Naef, U Müller et al. Effects of dopamine D2/D3 receptor antagonism on human planning and spatial working memory. Translational Psychiatry (2017) 7, e1107; doi:10.1038/tp.2017.56 Published online 25 April 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.