В прошлом месяце в журнале Molecular Autism вышла статья историка Herwig Czech с громким  названием «Ганс Аспергер, национал-социализм и «расовая гигиена» в нацисткой Вене». Автор статьи привёл доказательства того, что мнение о том, будто известный детский психиатр был рьяным противником национал-социализма, не подкреплено документальными доказательствами. Более того, он был повинен в убийстве некоторых из них.

 

История изучения деятельности Ганса Аспергера в нацисткой Германии началось с того, что в 1991 году вышла книга авторства Uta Frith, одна из глав которой была посвящена синдрому Аспергера («аутистическая психопатия», «шизоидное расстройство детского возраста»), а также самому психиатру. В ней лишь вскользь упоминалось о его работе во время нацистского режима. В книге сообщается, что Ганс Аспергер относился к детям, страдающим аутистической психопатией, с сочувствием, в отличие от общества, которое считала их просто «несносными» и «неправильными». Uta Frith защищала Ганса Аспергера от обвинений в содействии нацизму. Другой автор, Brita Schirmer, была одной из первых, кто рассказал в своей статье о деятельности Ганса Аспергера во времена национал-социализма. В ней автор тоже считала, что он покровительствовал своим пациентам. Этот вывод Brita Schirmer сделала, прочитав книгу Ганса Аспергера «The mentally abnormal child».

 

Ганс Аспергер (1906-1980) в 1940 г.

 

Первые странности всплыли в 2003 году, когда Helmut Geiger, пытаясь проследить влияние национал-социалистической партии на известного детского психиатра, исследовал работы Ганса Аспергера за период с 1937 по 1974 года и пришёл к мнению, что тот не разделял нацистской идеологии. При этом Helmut Geiger сам же упоминает, что имя Ганса Аспергера встречается в документах трёхлетней девочки, страдающей психическим расстройством, отправленной в клинику с отделением «детской эвтаназии» Am Spiegelgrund в Вене, которая умерла там через пару месяцев.

 

Чуть позже в 2005 году Michael Hubenstorf в своей книге об истории Вены в главе, посвящённой Vienna University’s Pediatric Clinic, в которой работал Ганс Аспергер, упоминает о его близком знакомстве с Erwin Jekelius, директором Am Spiegelgrund, и Franz Hamburger, ярым приверженцем национал-социализма. В 2009 году Citing Schirmer и Daniel Kondziella назвали Ганса Аспергера «доктором с двойственной позицией» за его неопределённое мнение по отношению к нацистской политике. Вместе с тем, Adam Feinstein в книге 2010 года об истории аутизма высказывает предположение, что нацистские высказывания в статьях Ганса Аспергера связаны с его попытками запутать власть, дабы не быть наказанным, а Steve Silberman в своей книге «NeuroTribes» представляет Ганса Аспергера как второго Оскара Шиндлера, считая, что он спасал детей, страдающих психическими расстройствами, от нацистов.

 

Основываясь на личных записях Ганса Аспергера, историях болезней его пациентов, различных архивных документах, автор новой статьи, Herwig Czech, попытался ответить на вопрос о его истинном отношении к нацизму.

 

Окончив исследование, автор статьи обнаружил, что роль, которую Ганс Аспергер играл во время правления нацизма, многогранна: «не виновник, но и не защитник».

 

Просмотрев личные данные доктора, рассказывающие нам, как он жил, с кем общался до Второй Мировой войны, Herwig Czech обнаружил, что Ганс Аспергер состоял в Bund Neuland, организации, которая, по признаниям самого доктора, во многом повлияла на его взгляды. Членами Bund Neuland являлись в основном католики. Но в последствии организация включала около 20% людей, придерживавшихся нацистских взглядов. Bund Neuland даже занималось агитацией преследования евреев.

 

Несмотря на католическую ориентацию Аспергера, власти Нацистской партии считали Аспергера «политически безупречным». Они также считали его «соответствующим национал-социалистским, расовым и стерилизационным законам».

 

Дипломатичное лавирование Ганса Аспергера между католицизмом и нацизмом позволило ему остаться в Vienna Pediatric University Clinic после назначения на должность нового директора, который являлся активным приверженцем нацизму. После присоединения Австрии к Германии Ганс Аспергер, желая сделать карьеру, присоединялся к партиям, разделявшим нацистскую идеологию. При этом он оставался в стороне от таких военизированных группировок, как СС.

 

Стоит отметить, что Bund Neuland оказало влияние и на взгляды Ганса Аспергера насчёт преследования евреев. То, что он придерживался антисемитских позиций, видно из историй болезней его еврейских пациентов, в которых уделено особое внимание вероисповеданию и расовым различиям. Однако, Ганс Аспергер отделял негативную позицию к евреям в социальной и политической сферах от личного отношения, что, в прочем, было обычным в то время.

 

После марта 1938 года Ганс Аспергер озвучивал нацистские взгляды на своих лекциях и в своих публикациях. В то же время он просил помощи у правительства для отделения, в котором лечил детей, страдающих психическими расстройствами. Этот факт говорит о том, что Ганс Аспергер не был рьяным приверженцем политики расовой гигиены. Но это и не означает то, что он преследовался полицией как оппозиционер нацистского строя, как пишут некоторые авторы. Его идеи о возможности возвращения «проблемных» детей в общество время от времени менялись.

 

Узнать о действительном отношении работников отделения Vienna Pediatric University Clinic к своим пациентам можно, проанализировав их тактику относительно детей, не способных к обучению и, соответственно, без возможности стать полноценными членами общества. До установления в стране национал-социализма врачи Vienna Pediatric University Clinic не брались за таких детей, направляя их в психоневрологический интернаты. А что же было с ними во время установления политики расовой гигиены? Этот вопрос Ганс Аспергер так и оставил открытым. Исследуя материалы и истории болезней таких пациентов выясняется тщетность обещаний доктора полностью их реабилитировать. Обнаруживается, что он склонялся к возможности убийства детей в качестве последнего средства. Это видно по историям болезней Herta и Elisabeth Schreiber. Их мать согласилась с доводами Ганса Аспергера и разрешила перевод девочек в больницу Spiegelgrund, где было отделение «детской эвтаназии», но доказательств тому, точно ли она осознавала ситуацию, нет.

 

Herta Schreiber в отделении «детской эвтаназии», где она умерла через 3 месяца после приёма.

 

В 1942 году Г. Аспергер был одним из челнов комиссии, отвечавшей за отбор из детей, проживавших в психо-неврологических интернатах, тех, кто не способен к обучению, для последующего их помещения в Spiegelgrund, где те в последствии умирали.

 

Ганс Аспергер рекомендовал перевести Herta Schreiber в отделение «детской эвтаназии», потому что она «является невыносимой ношей для матери» 27 июня 1941 года

 

Однако многие пациенты Ганса Аспергера не попали в Spiegelgrund. И хотя диагнозы, которые доктора ставили своим пациентам в Vienna Pediatric University Clinic не были смертельными, но, тем не менее, несли сложности для социальной адаптации. В историях болезней своих пациентов Ганс Аспергер гораздо грубее описывал их интеллект, поведение и реабилитационные возможности, чем это делали врачи в Spiegelgrund.

 

В историях болезни пациентов Ганса Аспергера встречается совсем немного упоминаний направления пациентов на принудительную стерилизацию. Возможно, он неохотно докладывал властям о таких случаях. Однако иногда он давал прямые рекомендации к принудительной стерилизации, что говорит о его весьма неуверенной оппозиции нацизму.

 

Уже после Второй Мировой войны Ганс Аспергер критиковал национал-социализм за моральное падение, но при этом не упоминал преследования, насилие и деструктивную работу властей того времени, что было в принципе характерно для австрийского пост-военного общества. Ганс Аспергер оставался работать в своём отделении в Vienna Pediatric University Clinic и после войны. Не смотря на падение нацистского режима, в его отделении на детей с трудностями и потом навешивали ярлык «конституциональный деффективных» и отправляли в интернаты, где зачастую злоупотребляли наказаниями.

 

Конечно, вклад Ганса Аспергера в развитие психиатрии огромен. Но мы должны помнить, на фоне каких событий он был сделан. Да, Ганс Аспергер не был рьяным нацистом, но и не был активным оппозиционером. И хотя он не отправил на смерть большинство детей, некоторые всё таки были убиты по его распоряжению.

 

Подготовила: Вирт К.О.

 

Редакция: Касьянов Е.Д.

 

Источник: Herwig Czech. Hans Asperger, National Socialism, and “race hygiene” in Nazi-era Vienna. Molecular AutismBrain, Cognition and Behavior20189:29