Нейротизм — это черта характера, предрасполагающая к переживанию негативных эмоций, включая гнев, тревогу, застенчивость, раздражительность, эмоциональную нестабильность и депрессию [1]. Лица с повышенным уровнем нейротизма плохо реагируют на стрессорные влияния окружающей среды, трактуют рядовые ситуации как угрожающие, и могут переживать небольшие фрустрирующие состояния как безнадежно непреодолимые. Нейротизм является одной из наиболее хорошо известных и эмпирически обоснованных черт личности, при этом значительная часть исследований указывает на его наследуемость, наличие предвестников в детском возрасте, временную стабильность в течение всего жизненного цикла и повсеместное распространение [1,2].

 

Нейротизм оказывает огромное влияние на здоровье населения [3]. Он обеспечивает уязвимость для широкого спектра различных форм психопатологии, включая тревожные расстройства, расстройства настроения, химические зависимости, соматические симптомы и расстройства приема пищи [1,4]. Многие случаи употребления психоактивных веществ представляют собой попытки подавить или ликвидировать уныние, тревожность, дисфорию и эмоциональную нестабильность, возникшие благодаря нейротизму. Клинически значимые эпизоды тревоги и депрессивного настроения часто будут представлять собой взаимодействие между нейротизмом как личностной чертой или темпераментом и жизненными стрессорами [1].

 

Нейротизм соизмеримо ассоциируется с целым рядом физических расстройств, таких как проблемы с сердцем, расстройство иммунной системы, астма, атопическая экзема, синдром раздражённого кишечника и даже с повышенным риском смерти [2]. Взаимосвязь между нейротизмом и физическими проблемами является как прямой, так и косвенной, в связи с тем, что нейротизм обеспечивает уязвимость для развития этих состояний, а также позволяет преувеличивать их значение и неэффективно реагировать на их лечение.

 

Нейротизм также связан со снижением качества жизни, в том числе с переживанием враждебности, чрезмерным беспокойством, профессиональной и супружеской неудовлетворенностью [5]. Высокий уровень нейротизма будет способствовать низкой производительности труда из-за эмоциональной озабоченности, истощения и отвлечения внимания. По аналогии с двойственным влиянием нейротизма на физические состояния, высокий уровень нейротизма приведет не только к фактическому ухудшению брачных отношений, но также и к субъективному чувству неудовлетворенности браком, даже когда нет объективной основы для таких чувств, что, в свою очередь, может привести к реальному разочарованию и уходу супруга.

 

С учетом вклада нейротизма в столь большое число негативных жизненных исходов, рекомендован о проведение скрининга для выявления клинически значимых уровней нейротизма для всего населения в ходе плановых медицинских посещений [1,6]. Скрининг в отсутствие доступного лечения являлся бы проблематичным. Однако, нейротизм реагирует на фармакологические интервенции [1]. Фармакотерапия способна эффективно снижать уровень нейротизма как личностной черты. Barlow и другие [7] также разработали эмпирически-подтвержденный когнитивно-поведенческий подход к лечению нейротизма, называемый унифицированным протоколом (Unified Protocol, UP). Они предложили, чтобы современные психологические методы терапии стали чрезмерно специализированными и концентрировались на симптомах, специфичных для конкретного расстройства. UP был задуман как трансдиагностическое средство. Признавая воздействие нейротизма на разнообразные проблемы физического и психического здоровья, авторы UP вновь отмечают, что “последствия для здоровья населения непосредственного лечения и даже предотвращения развития нейротизма были бы значительными” [7].

 

Понятие нейротизма выделялось в течение длительного времени с начала фундаментальных научных исследований личности и, возможно, он даже является первой сферой личности, которая была идентифицирована в рамках психологии [1]. Учитывая его центральное значение для столь многих различных форм психической и физической патологии, не удивительно, что наличие нейротизма очевидно в большинстве моделей личности, расстройства личности и психопатологии.

 

Нейротизм является одной из основных общеличностных сфер, включаемых в пятифакторную модель или “Большую Пятерку” [2]. Он также учитывается в рамках дименсиональной модели черт характера (dimensional trait model), включенной в секцию III DSM-5 для перспективных мер и моделей [8]. Эта модель состоит из пяти широких доменов, включающих негативную аффективность (наряду с безразличием, психотизмом, враждебностью и расторможенностью). Как было отмечено в DSM-5, «эти пять широких доменов являются патологическими вариантами пяти сфер глубоко обоснованной и воспроизводимой модели личности, известной как ‘Большая пятерка’ или пятифакторная модель личности» [8].

 

Кроме того, нейротизм также входит в домен негативной аффективности, включенный в дименсиональную модель черт характера при расстройстве личности, предложенную для МКБ-11 [9]. И наконец, он также очевиден в рамках трансдиагностических исследовательских критериев доменов (RDoC) Национального института психического здоровья, так как негативная валентность RDoC включает такие конструкты, как страх, дистресс, фрустрацию и воспринятые потери [10]. Было бы неверно предположить, что негативная валентность RDoC эквивалентна нейротизму, но совершенно очевидно, что они тесно взаимосвязаны.

 

В настоящее время существует значительный интерес к общим факторам психопатологии, расстройства личности и личности в целом. В той степени, в какой степень расстройства и дисфункции (которая в значительной степени определяется общими факторами), связана с уровнями дистресса и уныния, которые, по всей вероятности, имеют место, мы предполагаем, что нейротизмом можно было бы объяснить значительную долю различий в этих общих факторах.

 

Итак, нейротизм является одной из фундаментальных сфер личности, которая оказывает огромное влияние на здоровье населения, что сказывается на широком спектре психопатологических и физических проблем в области здравоохранения. Он способствует возникновению многих существенных вредных жизненных исходов, а также ограничивает возможности людей надлежащим образом решать их. Он давно признан в качестве одной из наиболее важных и значительных сфер личности и все шире признается в качестве фундаментальной черты расстройства личности и психопатологии в целом.

 

Перевод на русский язык организован Советом молодых ученых Российского общества психиатров при поддержке Всемирной психиатрической ассоциации. 

 

Источник: Thomas A. Widiger, Joshua R. Oltmanns. Neuroticism is a fundamental domain of personality with enormous public health implications. World Psychiatry. 2017 Jun; 16(2): 144–145. Published online 2017 May 12. doi: 10.1002/wps.2041. Перевод: Шуненков Д.А. (Иваново). Редактура: к.м.н. Корнева М.Ю. (Москва)

 

Библиография: 

1. Widiger TA. In: Leary MR, Hoyle RH (eds). Handbook of individual differences in social behavior. New York: Guilford, 2009:129-46.
2. Tackett JL, Lahey BB. In: Widiger TA (ed). The Oxford handbook of the five factor model. New York: Oxford University Press (in press).
3. Lahey BB. Am Psychol 2009;64:241-56.
4. Bagby RM, Uliaszek AA, Gralnick TM et al. In: Widiger TA (ed). The Oxford handbook of the five factor model. New York: Oxford University Press (in press).
5. Ozer DJ, Benet-Martinez V. Annu Rev Psychol 2006;57:401-21.
6. Widiger TA, Trull TJ. Am Psychol 2007;62:71-83.
7. Barlow DH, Sauer-Zavala S, Carl JR et al. Clin Psychol Sci 2014;2:344-65.
8. American Psychiatric Association. Diagnostic and statistical manual of mental disorders, 5th ed. Arlington: American Psychiatric Association, 2013.
9. Tyrer P, Reed GM, Crawford MJ. Lancet 2015;385:717-26.
10. Sanislow CA, Pine DS, Quinn KJ et al. J Abnorm Psychol 2010;119:631-9.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.