Агонисты дофаминовых рецепторов и ангедония: прамипексол в лечении резистентной депрессии

 

Ангедония – один из наиболее важных предикторов развития резистентной депрессии. Крупные проспективные клинические исследования (Uher et al, 2012) показали низкую эффективность лечения антидепрессантами при наличии группы симптомов, включающей потерю интереса, сниженную активность, невозможность принимать решения.

 

Симптомы ангедонии могут быть вызваны экспериментально как у животных, так и у людей провоспалительными цитокинами, включая интерферон-альфа. Цитокины могут влиять на функцию дофамина в базальных ганглиях. Обнаружена корелляция между измененной функцией дофамина и нарушенной кортико-стриарной системой вознаграждения у пациентов с большим депрессивным расстройством, у которых в периферической крови повышены провоспалительные маркеры и цитокины, включая ИЛ-6, ФНО-альфа и С-реактивный белок(Felger and Miller, 2012).

 

Ангедония не синоним депрессии. Патогенез ангедонии, как трансдиагностического психопатологического феномена, проявляющегося при различных состояниях, может быть обусловлен общими клеточными иммунными механизмами, влияющими на систему вознаграждения (Swardfager et al, 2016). СИОЗС и другие антидепрессанты первой линии не облегчают интерферон-опосредованную тревогу и симптомы депрессии. Традиционные стимуляторы, увеличивающие высвобождение дофамина, и метилфенидат, блокирующий его обратный захват, оказывают незначительное воздействие на усталость и ангедонию у пациентов с депрессией, связанной с медицинским состоянием, ассоциированным с воспалением, таким, как прогрессирующий рак.

 

Такие открытия предполагают потенциальную роль клеточного воспаления в опосредовании развития лекарственной устойчивости к традиционным антидепрессантам и стимуляторам, особенно, если присутствует усталость или ангедония. Леводопа и другие рецептор неспецифичные агонисты дофамина имеют достаточно низкую эффективность в профилактике и лечении часто встречающихся при болезни Паркинсона депрессии и ангедонии. Прамипексол, относительно специфичный D3 агонист, облегчает депрессию при болезни Паркинсона. Также, у пациентов с хронической и тяжелой резистентной депрессией, включая биполярное аффективное расстройство, терапия прамипексолом в больших дозах дала обнадеживающий ответ (Fawcett et al, 2016).

 

Селективная экспрессия D3 рецепторов в проекции мезолимбической системы, включая прилежащее ядро, позволяет использовать этот рецептор как возможную цель для преодоления резистентной депрессии, при которой симптомы ангедонии могут сохраняться за счет провоспалительных цитокинов при тяжелых клинических состояниях. Эффекты прамипексола на иммунные механизмы мозга не до конца понятны. Прамипексол замедляет развитие экспериментального аутоимунного энцефаломиелита у мышей, животной модели множественного склероза (Lieberknecht et al, 2016). D3 рецепторы могут быть обнаружены на CD4+ Т лимфоцитах, которые вовлечены в модуляцию периферических иммунных ответов и способствует нейровоспалению в модели болезни Паркинсона на мышах (Contreras et al, 2016).

 

В будущих исследованиях резистентной депрессии, изучающих D3 специфичные и другие агонисты дофамина, нужно оценивать провоспалительные маркеры, также как и проявления ангедонии с целью изучения роли воспаления в развитии ангедонии и лекарственной резистентности.

 

Подготовил: Мурашко А.А.

 

Источник: Rodrigo Escalona and Jan Fawcett. Pramipexole in Treatment Resistant-Depression, Possible Role of Inflammatory Cytokines. Neuropsychopharmacology (2017) 42, 363; doi:10.1038/npp.2016.217

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.