Нарушения в продукции языка и субъективные изменения процесса мышления называют расстройством формального мышления (РФМ) – расстройство формы  мышления, а не содержания (как, например, при бреде). РФМ встречается в целом ряде психических расстройств: шизофрения, рекуррентное депрессивное расстройство, биполярное аффективное расстройство и др.

 

Первые описания РФМ в том же концептуальном смысле, в котором он используется сегодня, были сделаны Wilhelm Griesinger (1861), Jules Séglas (1892) и Renée Masseldon (1902). Позднее Emil Kraepelin, Carl Gustav Jung и, конечно же, Eugen Bleuler уточнили описания симптомов РФМ и диагностировали с их помощью шизофрению.

 

Высокая распространенность РФМ при шизофрении объясняется отчасти потому, что она используется для установления диагноза шизофрении. В новых исследованиях было показано, что РФМ встречается у 27-80% пациентов с шизофренией, у 60% пациентов с шизоаффективным расстройством и 53% пациентов с депрессией. Более того, около 6% здоровых пробандов показывают умеренное РФМ.

 

На данный момент валидизировано несколько шкал, с помощью которых можно оценить РФМ, среди них Thought and Language Disorder (TALD) scale и Thought, Language, and Communication Disorders (TLC) scale. На основании данных шкал в научной литературе принято разделение РФМ на позитивные и негативные факторы*.

 

(*в отечественных школах психопатологии чаще можно встретить разделение РФМ относительно темпа (ускорение, замедление, мантизм (ментизм)), стройности (разорванность, бессвязность, вербигерация, парагномен, паралогика) и целенаправленности (патологическая обстоятельность, персеверации, резонерство, символизм, аутистическое мышление) – прим. ред.)

 

Позитивное РФМ лучше всего описывается ослаблением ассоциаций, увеличением количества произносимой речи (например, логорея), использованием новых слов (неологизмов) и неестественных речевых феноменов (манерная речь).

 

Негативное РФМ концептуализировано как количественный дефицит в речевой и мыслительной продукции (например, бедность речи, замедленное мышление). Данные симптомы обычно наблюдается у пациентов с хронической шизофренией или острой депрессией.

 

Клинически важные, но игнорируемые в предыдущих эмпирических исследованиях субъективные позитивные и негативные факторы РФМ были введены в действие только шкалой TALD. С помощью такой модели факторов РФМ, где выделяются позитивные/негативные и объективные/субъективные симптомы, можно выявить определенные особенности для основных нозологий (рисунок 1). Так, объективное позитивное РФМ является самым высоким в период мании, а объективное отрицательное РФМ является самым высоким при шизофрении и рекуррентном депрессивном расстройстве.

 

Рис. 1 Психопатологичсекая оценка РФМ по TALD

 

Таким образом, клиницисты должны помнить, что РФМ мультидименсионально, и субъективные РФМ нужно всегда выяснять в процессе клинического опроса. Стоит, однако, учитывать, что хроническое позитивное РФМ является диагностическим маркером для шизофрении. Более того, РФМ и различные языковые нарушения является индикаторами повышенного риска перехода к психозу у лиц из группы риска.

 

С лингвистической точки зрения фонология, морфология и артикуляция не затрагиваются у пациентов с РФМ, за исключением крайне редких, тяжелых случаев. С усилением РФМ синтаксис упрощается. Концептуальные, семантические и прагматические уровни наиболее всего подвержены воздействию пациентов с РФМ. При шизофрении может быть нарушено понимание речи или текста, в связи с чем пациенты не понимают смысл слов, предложений или разговоров (конкретизм). При этом позитивное РФМ не связано с конкретизмом.

 

С точки зрения нейропсихологии, РФМ у лиц с шизофренией связано с нарушением таких когнитивных функций, как регуляторные (исполнительные) функции, внимание, вербальная беглость и рабочая память. Позитивное РФМ в особенности коррелирует с нарушением регуляторных функций, а отрицательное – с дефицитом рабочей вербальной памяти. Большинство исследований по вербальной беглости сообщают о значительной корреляции отрицательного РФМ с семантической и фонологической вербальной беглостью.

 

Высококачественные мета- и мега-анализы структурной МРТ у пациентов с РФМ с диагнозом шизофрения демонстрируют уменьшение серого вещества в левой верхней височной извилине, средней темпоральной извилине и лобной покрышке (см. Рис. 2). Данные сокращения объема связаны с областями Вернике и Брока, поэтому, вероятно, связаны с нейроонтогенетическим развитием и, в частности, с генетическим аномалиями.

 

Рис. 2 Области мозга, задействованные при РФМ

 

Синим цветом показана передняя зубчатая извилина, зеленым цветом показана дорсолатеральная префронтальная кора, красным цветом показаны верхние темпоральные извилины, желтым – средние темпоральные извилины. Позитивное РФМ сопровождается уменьшением объёма коры в левой верхней височной извилине, средней темперальной извилине и лобной покрышке. Исследования функциональной МРТ показывают дополнительное участие правой верхней височной извилины, средней височной извилины и передней поясной извилины. Негативное РФМ связано с двустороннем уменьшением объёма медиальной лобной и орбитофронтальной коры.

 

Авторы обзора также представили модель патогенеза позитивного РФМ (Рис.3)

 

Рис. 3 Патогенез позитивного РФМ

 

Риск-гены (Dysbindin1, NRG1, G72), участвующие в глутаматергической системе, приводят к дисфункциональной глутаматергической нейротрансмиссии в верхней височной извилине. Этот эффект проявляется уменьшением объёма в левой верхней височной извилине пациентов с шизофренией, у которых имеется позитивное РФМ, что приводит к нейронной дезактивации в процессе речевой продукции (в области Вернике). В этой патогенетической модели проявляется влияние внешней среды, такое как нейроонтогенетические нарушения, жестокое обращение с детьми, миграция, поздний возраст отца, употребление каннабиса, что приводит к нейропсихологическому дефициту.

 

Материал подготовлен в рамках проекта ProШизофрению — специализированного раздела официального сайта Российского Общества Психиатров, посвященного шизофрении, современным подходам к её диагностике и лечению.

 

Подготовил: Касьянов Е.Д.

 

Источник: Kircher T. et al. Formal thought disorders: from phenomenology to neurobiology. Lancet Psychiatry. 2018 Jun;5(6):515-526. doi: 10.1016/S2215-0366(18)30059-2.