Психоз как эволюционный механизм адаптации к изменяющимся условиям внешней среды

Статьи

 

В новой статье, подготовленной голландскими авторами Scheepers F.E., de Mul J., Boer F. и Hoogendijk W.J., поднимается важный вопрос о значении психотических расстройств в эволюции человека. Авторы рассматривают психоз как естественный защитный механизм, который вышел из под контроля. Статья интересна тем, что позволяет посмотреть на проблему психотических расстройств несколько под другим углом и, возможно, расширить прежние представления о них.

 

За последние 315.000 лет “Homo sapiens” пережили все остальные подвиды “Homo”. Важнейшими характеристиками Homo sapiens являются его больший размер мозга, способность к абстрактному мышлению, наличие высших регуляторных функций и языка, которые создали уникальные способности к саморефлексии, пониманию чужого сознания и творчеству. Однако другой, кажущейся уникальной, но менее выгодной характеристикой человека является развитие психотических расстройств. Во время эволюционного развития распространение полезных генов путем репродукции важнее, чем выживание после фертильного периода. В этом и кроется главный генетический парадокс: почему гены, которые делают нас уязвимыми для психотических расстройств, возникающих во время фертильного возраста и уменьшающих плодовитость, сохраняются у населения, примерно, на одинаковом уровне.

 

Эволюционная загадка психотических расстройств

 

Было предложено несколько гипотез, разрешающих “эволюционную загадку”. Во-первых, может иметь место быть несоответствие между нашим мозгом и современным обществом, подобно способности организма человека хранить энергию в жире, чтобы выжить во времена недостатка пищи. Данная способность в нынешнем западном мире может привести к ожирению. Однако психотические расстройства также развиваются и в более архаичных культурах, что делает гипотезу “несоответствия” менее вероятной. Во-вторых, могут иметь место быть эволюционные компромиссы, которые имеют свои выгоды, несмотря на значительные издержки. Эта гипотеза также маловероятна, т.к. при развитии альтернативных адаптивных признаков, последние будут более привилегированны в ходе эволюции.

 

Третьим объяснением является отбор полигенетических мутаций, что указывает на то, что новые мутации в генах, снижающие пригодные эффекты на функцию мозга, играют важную роль в развитии сложных психических расстройств. Это может быть лучшим объяснением эволюционной загадки психических расстройств с сильным влиянием на репродуктивную функцию, повышенным риском, связанным с увеличением родительского возраста, и ассоциациями с хромосомными аномалиями. Утверждается, что эволюционно более поздние генетические варианты влияют на развитие таких расстройств, как, например, шизофрения.

 

Шизофрения представляет собой сложный кластер из разных симптомов (позитивные симптомы, когнитивные симптомы, негативные симптомы), которые могут быть результатом различных путей эволюции. Возможно, гены, связанные с психотическими симптомами, уже долгое время находятся в генофонде (и, следовательно, считаются нормальными), в то время как другие гены, приводящие к когнитивному дефекту, постоянно меняются в зависимости от селекции полигенетических мутаций. Это приводит к четвертой гипотезе о том, что изолированные психотические симптомы следует рассматривать как полезный механизм, необходимый для выживания в определенном контексте. Этот адаптивный механизм становится дисфункциональным только тогда, когда уязвимость головного мозга приводит к отсутствию регулирования этого механизма. Возможно, что эта уязвимость головного мозга не является фиксированной, но зависит от окружающей среды, как это предлагается в рамках дифференциальной восприимчивости по Belsky et al.

 

За последние два десятилетия были проведены фундаментальные исследования в области психотических расстройств. Был использован широкий диапазон подходов с использованием генетики, нейрофизиологии, нейровизуализации и т.д. Несмотря на все эти усилия, результаты были трудно воспроизводимы, и большинство из них были с ограниченной клинической значимостью на уровне населения. Более того, результаты не всегда были специфичными для психотических расстройств. Если мы считаем психотические симптомы естественным адаптивным ответом на конкретные обстоятельства, это не удивительно.

 

Психиатрические симптомы как адаптивный ответ: эволюционная интерпретация

 

Такие изолированные симптомы, как тревога, депрессивное настроение или психотические переживания демонстрируют огромное перекрытие между психическими расстройствами. Некоторые из этих изолированных симптомов являются хорошо известными, естественными адаптивными механизмами в специфическом контексте окружающей среды. Например, беспокойство является функциональным механизмом, когда есть опасность; депрессивное настроение может быть функциональным, когда нужно оправиться от потери любимого человека или от физического заболевания. Эти симптомы становятся ”расстройством”, когда они выходят из-под контроля.

 

Это может объяснить, почему эти “психические гены” не были устранены из-за естественного отбора. Мы просто нуждаемся в способности быть взволнованным или депрессивным в определенных обстоятельствах так же, как нам нужна способность получать лихорадку, чтобы активировать иммунную систему, когда мы заражены вирусом. Устранение генов, связанных с этими защитными механизмами, с эволюционной точки зрения было бы невыгодным. Если мы не убегаем, когда есть угроза, или мы не печалимся в депрессии после огромного физического или психического стресса, мы подвергаем опасности наши жизни.

 

В каких обстоятельствах нам нужны психотические симптомы?

 

К психотическим симптомам относятся галлюцинации, бред и нарушенное поведение. Психоз – это состояние психики, в котором отсутствует тестирование на действительность. Однако психотическое состояние намного сложнее, чем просто кластер дисфункциональных признаков. Например, для утраты границы между внутренним «я» и внешним миром нам необходимо осознать внутренний мир. Другими словами, мы должны иметь самосознание. Самосознание отличается от сознания, которое также существует у животных, и представляет собой относительно простое понимание окружающей среды, характеризующееся взглядом от первого лица (или первого животного).

 

Самосознание с философской точки зрения – это способность размышлять о себе и наблюдать или объективизировать наши собственные мысли, поведение и тело с точки зрения третьего лица. Это может объяснить способность иметь сложные психотические переживания. Объективирующая позиция по отношению к себе наделяет людей способностью дополнять свою жизненную форму многочисленными культурными артефактами и практиками, но особенностью этого эволюционного преимущества является фундаментальное отчуждение от мира и от самих себя: “Как эксцентричное существо, человек не находится в равновесии, у него нет места, он стоит вне времени, он характеризуется конститутивной бездомностью. Он всегда должен стать «чем-то» и создать равновесие для себя”.

 

В этой перспективе язык можно рассматривать как ресурс самообъективации, инструмент для хранеия воспоминаний в каузальной повествовательной перспективе и создания новых реалий. Язык играет решающую роль в осознании нашего отношения к миру, к другим людям в сложных социальных взаимодействиях и к себе. В то же время это связано с “осознанным осознанием” непреодолимого разрыва между «словами и вещами». Интересно, что это “осознанное осознание” также играет определенную роль в психозе, а эволюция связь языка и шизофрении была продемонстрирована в предыдущих исследованиях Murphy и Benítez-Burraco.

 

Психотические симптомы встречаются почти у 17% здоровой популяции. В частности, в подростковом возрасте (40-66%) поверхностные психотические симптомы могут возникать без других признаков дисфункции. Это поддерживает идею о том, что психотические симптомы сами по себе могут быть нормальным явлением, основанным на описанной человеческой способности осознанного осознания.

 

Аспекты эволюционной адаптации

 

В соответствии с вышеприведенными выводами, психоз может считаться естественным защитным механизмом, необходимым для выживания как личности, так и группы в конкретных социальных условиях.

 

Размышляя о наиболее известных симптомах психоза: параноидный бред; слышимые голоса, отличающиеся от других; усиленное значение деталей – кажется, что психоз – это сложная дисрегуляция высшего абстрактного мышления с воздействием на социальное взаимодействие и наблюдение внешнего мира по отношению к внутренним мыслям и чувствам. (Самосознающий) разум каким-то образом становится “гиперсознателен”. Вопрос в том, в какой жизненной фазе эти психотические симптомы могут быть функциональным состоянием психики?

 

Фаза раннего развития до зрелого возраста у людей длится относительно долго. От рождения до 4-6 лет дети физически и эмоционально зависят от своих родителей, а созревание мозга длится, по крайней мере, до 20-23 лет. В раннем детстве дети используют эмоции своих родителей, чтобы регулировать свое поведение, а также узнавать о безопасности и опасности в новых ситуациях. Это называется социальной привязкой.

 

Это социальное обучение имеет решающее значение для адаптации к окружающей среде. Начиная с 6-12 лет развивается вербальный интеллект, увеличивается способность изучать факты, базовое понимание языка, изображений и логики. В подростковом возрасте особенно сильно развивается  невербальный интеллект и регуляторные функции мозга, что усиливает функции абстрактного мышления, планирования, контроля, торможения и саморефлексии. Регуляторные функции также связаны с социальной компетентностью.

 

Подросток готовится покинуть безопасную домашнюю обстановку и отправиться в мир, чтобы создать собственную семью. В этой новой среде нужно выяснить, какие места безопасны, а какие нет, кому можно доверять, а кому нельзя, какие знаки и сигналы важны, а какие можно игнорировать. Чтобы адаптироваться к новой среде, подросток может опираться только на прошлый опыт. Усиление наблюдения за признаками и деталями приведет к более раннему опыту. Лучше не доверять каждому с первого взгляда, но при этом нужно также познакомиться с новыми “образцами”.

 

Быть «параноидальным», гиперчувствительным, чувствовать себя другим, интерпретируя знаки и детали как «отголоски прошлого» может стать лучшим способом выжить в этом совершенно новом мире, где нужно найти партнера и друзей.

 

«Психоз» в этой перспективе может быть функциональным и естественным защитным механизмом при “выходе из дома”, уменьшая риск общения с неправильными (потенциально враждебными) людьми. Когда этот естественный ответ на новую среду становится слишком экстремальным или выходит из-под контроля, он больше не функционирует. Следовательно, для установления нового баланса необходимо также контролировать или ингибировать психотический ответ. Система контроля психотических переживаний связана со скоростью адаптации к новой среде. Чтобы адаптироваться, человеку нужна когнитивная гибкость, хорошие социальные навыки, а также базовый опыт безопасного и доверительного отношения – всё то, что выходит из строя при психозе.

 

Ранние травматические или стрессовые переживания, патологическая привязанность и жизнь в городе отрицательно влияют на базовое доверие и адаптацию к окружающей среде. Повышенный риск развития психоза после иммиграции также может быть объяснен с этой точки зрения, поскольку иммиграция представляет собой крайне сильное изменение окружающей среды. Механизм естественной защиты выходит из-под контроля из-за отсутствия (раннего развития) адаптивных способностей. Каждое (стрессовое) изменение в окружающей среде или балансе гормон/нейромедиатор, приводящее к ощущению социальной изоляции, может спровоцировать механизм психотической защиты, который необходим, чтобы выжить в этой странной ситуации.

 

Знание о том, что психотические симптомы сами по себе не являются патологическим опытом, может помочь людям чувствовать себя менее странными, а также усилить понимание между пациентом и клиницистом с помощью психообразования, что окажет положительное влияние на выздоровление и стигму.

 

Материал подготовлен в рамках проекта ProШизофрению — специализированного раздела официального сайта Российского Общества Психиатров, посвященного шизофрении, современным подходам к её диагностике и лечению.

 

Подготовил: Касьянов Е.Д.

 

Источник: Scheepers FE, de Mul J, Boer F and Hoogendijk WJ (2018) Psychosis as an Evolutionary Adaptive Mechanism to Changing Environments. Front. Psychiatry 9:237. doi: 10.3389/fpsyt.2018.0023