На территории, которую философия сознания делит с психиатрией, выделяются участки, пользующиеся особенной популярностью в современной литературе. Во-первых, большой материал для размышлений дает шизофрения, а именно симптомы первого ранга, представляющие собой уникальный материал для любопытного феноменолога. Во-вторых, диссоциативное расстройство личности, на примере которого можно потренироваться в искусстве определения понятия self. Есть еще много интересных диагнозов, обогащающих представление о “патанатомии” сознания. Один из них – аутизм.

 

Биологического маркера для диагностики аутизма нет, но биологическая основа вроде бы понятна. У аутистов плохо функционируют связи между фронтальной и теменной областью мозга.

 

Из-за анатомических особенностей мозга затрудняется обмен информацией между разными участками мозга. У аутистов не происходит синхронной активации нейронов в нужный момент, поэтому в их поведении есть известные особенности: социально неадекватные реакции, сложности с переключением между задачами, замедление когнитивных процессов.

 

Мозгу аутиста не хватает согласованности. Плохо работающие связи превращают отдельные участки мозга в автономные острова. Локальные связи в этих островах могут быть чрезмерно развиты (чем сильнее развиты локальные связи, тем сильнее симптоматика [1]), но “длинные” пути функционируют плохо. Простые задачи такой мозг решает без затруднений, но если требуется командная работа нескольких участков мозга, то появляются проблемы.

 

Нейронаука, в отличие от спорящих философов, отталкивается в своей практике от однозначно материалистического понимания сознания. Сознание – в мозге. Вопрос в том, где именно в мозге находится сознание, а, точнее, – как устроена биология сознания. Есть версия, что в мозге есть два “этажа”. На первом этаже (теменная доля) информация фиксируется, на втором (фронтальная доля) – осознается.

 

Но у аутистов есть сознание, хотя связи между долями мозга работают плохо.

 

Можно предположить, что для функционирования сознания, связь между долями не принципиальна [2]. Для сознания достаточно локальных нейробиологических событий. Теория, утверждающая такое видение сознания, называется теория микросознаний.

 

Теория микросознаний основана на том факте, что для обработки и осознания информации мозг организовывает свою работу по принципу распределенной системы. Разные атрибуты видимого объекта обрабатываются разными участками мозга. Цвет объекта обрабатывается в одном месте, а траектория движения объекта – в другом. Там, где визуальные атрибуты обрабатываются, там же они и осознаются.

 

В мозге, таким образом, функционирует множество микросознаний, разделенных не только расстоянием, но и временем. Цвет воспринимается до движения, локация объекта до цвета. Асинхронно работающие микросознания интегрированы в макросознания, в которых объединяется уже осознанная информация. Единое сознание, то самое сознание, которое мы имеем в виду, когда употребляем это слово, появляется тогда, когда макросознания складываются в одну систему, к которой добавляется важнейшая добавка – язык [3].

 

Фронтальная кора может вообще не участвовать в функционировании системы микросознаний. Феноменологические процессы, как показали некоторые эксперименты [2], могут проходить “мимо” фронтальной коры, которая включается только, когда от человека требуется словами сообщить о том, что он в данный момент переживает.

 

С теорией микросознаний согласуется не только аутизм. У детей сознательный опыт появляется до созревания фронтальной доли. При шизофрении, когда фиксируются нарушения связности работы мозга, сознание тоже наличествует, пусть и в несколько ненормальном состоянии. Наконец, известны случаи серьезных повреждений лобной доли, после которых сознание сохранялось без значительных потерь.

 

Для аутизма недостаток связности между фронтальной и теменной корой настолько важен, что многими рассматривается как главная биологическая причина симптоматики этой болезни. Никто не сомневается, что у аутистов есть сознание. От аутистов можно получить рапорт о состояниях сознания и даже сверх того, бывает, что аутисты демонстрируют более объемное восприятие информации по сравнению со здоровыми людьми. Иногда они способны зафиксировать те объекты на периферии зрительного поля, которые внимание здоровых людей обходит стороной.

 

Проблема аутистов не в восприятии и осознании информации. У них нарушена каузальная связь между информацией и действием. Восприятие и осознание не формируют инструкций для исполнения. Как будто командир просто смотрит в бинокль на поле боя, но не отдает приказов солдатам.

 

Если активация фронтальной коры не является обязательным условием для существования сознания, то эксперимент с подключением одного мозга к другому пройдет более предсказуемым путем. Эксперимент, конечно, выглядит как научная фантастика, но с каждым годом развитие технологий приближает этот теоретический вымысел к реальности.

 

Если мозг соединить с другим мозгом, то можно решить фундаментальный вопрос философии сознания – как изучать сознание так, как изучается все в науке, объективно, т. е. с позиции третьего лица [1]. После подключения живых мозгов друг к другу феноменологический опыт перестанет быть частным опытом человека, доступным только ему [4].

 

Однако, если для полноценного функционирования сознания необходимо, чтобы все нейробиологические события презентовались фронтальной коре, то при подключении мозга наблюдателя к теменной доле наблюдаемого человека, произойдет нечто жутковатое (хотя такой эксперимент в любом случае будет довольно волнительным мероприятием). Мозг наблюдателя получит доступ к тому, что еще не прошло через осознание мозга участника эксперимента. Если же для работы сознания достаточно микросознаний, вспыхивающих локально во всех участках мозга, то подключенный наблюдатель будет “видеть” феноменологический опыт человека, к которому его подключили.

 

Подготовил: Филиппов Д.С.

 

Источники:

1- Dajani DR, Uddin LQ. Local brain connectivity across development in autism spectrum disorder: A cross-sectional investigation. Autism research : official journal of the International Society for Autism Research. 2016;9(1):43-54

2 – Hirstein W. Consciousness despite Network Underconnectivity in Autism: Another Case of Consciousness without Prefrontal Activity? in Rocco Gennaro (ed.), Disturbed Consciousness: New Essays on Psychopathology and Theories of Consciousness. The M. I. T, Press. pp. 249-263 (2015)

3 – Zeki S. A theory of micro-consciousness, in Max Velmans & Susan Schneider (eds.), The Blackwell Companion to Consciousness. Blackwell. pp. 580–588 (2007)

4 – Hirstein, W. 2008. Mindmelding: Connected brains and the problem of consciousness. Mens Sana Monographs 6:110–130

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.